Открытие чудесного

Писатели-романтики обращают особое внимание на фольклор: народные песни, сказки, легенды, ранее считавшиеся недостойными высокой литературы. В Россию приходят образы западноевропейской фантастики, основанной на фольклоре: баллады Бюргера и Шиллера, проза Гофмана и первая часть «Фауста» Гёте, романы Радклиф и Уолпола. Так в русской литературе просыпается вкус к мистике, готике, к страшному и завораживающему одновременно; довольно скоро выяснится, что добиться нужного эффекта можно и на национальном материале: русской сказочной традиции в случае Пушкина, украинской демонологии — в случае Гоголя. Одновременно в России появляется профессиональная фольклористика: Пётр Киреевский и Иван Сахаров собирают и публикуют (не всегда достоверно) русские песни и сказания.

  • Людмила

    Василий Жуковский1808

    Жанр баллады импортирован в русскую поэзию с Запада, и Жуковский в нём — лучший. «Людмила» — переложение на русский лад «Леноры» Готфрида Бюргера. Фольклорный сюжет о встрече невесты с мёртвым суженым, к которому Жуковский вернётся ещё дважды (в «Светлане» и собственно в переводе «Леноры»), отягощён моралью: героиню ждёт кара за ропот на Бога. Макабрическая образность «Людмилы» станет одним из источников пушкинской и гоголевской демонологии, а имена Людмила и Светлана под влиянием Жуковского появятся в русском сознании и в XX веке войдут в число самых популярных.

  • Руслан и Людмила

    Александр Пушкин1820

    Первая поэма Пушкина — что-то вроде аттестата зрелости: прочитав её, Жуковский подарил Пушкину свой портрет с надписью «Победителю ученику от побеждённого учителя». Для сегодняшнего читателя «Руслан и Людмила» — сказка, а вступление «У Лукоморья дуб зелёный…» — один из первых поэтических текстов, с которым знакомятся дети. Для читателей 1820 года приключения Руслана, ищущего похищенную невесту, — самая что ни на есть актуальная поэзия: осмысление славянских мифов в соответствии с требованиями времени и упругая, мастерская силлаботоника.

  • Чёрная курица, или Подземные жители

    Антоний Погорельский1829

    Повесть Антония Погорельского считается первым русским произведением, предназначенным специально для детей (у неё был и определённый адресат — племянник автора, будущий писатель А. К. Толстой). Мрачная эстетика «Чёрной курицы» сочетается с традиционным сказочным мотивом волшебных помощников, а мальчика Алёшу, которому только предстоит узнать разницу между правдой и ложью, можно назвать предшественником Жоржика из «Красного камешка» Саши Чёрного и Вольки ибн Алёши из «Старика Хоттабыча» Лазаря Лагина.

  • Сказка о царе Салтане

    Александр Пушкин1831

    Современникам сказки Пушкина казались упражнениями в низком жанре, недостойными поэта, или, напротив, неудачными подделками под народную словесность. Но с течением времени справедливость была восстановлена: «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди», как и другие пушкинские стихотворные сказки, заняла своё место в литературном каноне. В этих текстах Пушкин задал эталон жанра — и по сюжетной насыщенности (здесь слиты воедино мотивы из нескольких русских и европейских народных источников), и по метрике.

  • Вечера на хуторе близ Диканьки

    Николай Гоголь1832

    Прозаический дебют Гоголя вводит в «большую литературу» колорит украинского просторечия и этнографический материал, которым писатели ранее пренебрегали. «Вечера», состоящие из отдельных повестей, тем не менее единая книга, создающая пространство и время, комические и эпические одновременно. Бытовой анекдот и волшебная сказка сосуществуют здесь на равных правах. Первые читатели «Вечеров» были ошеломлены стихией веселья, небывалой в русской литературе до Гоголя.

  • Конёк-Горбунок

    Пётр Ершов1834

    Единственное произведение Петра Ершова, оставшееся в вечности, «Конёк-Горбунок» — большая поэтическая сказка о превращении Ивана-дурака в Ивана-царевича, о прекрасной царевне и, главное, непременном сказочном волшебном помощнике. Прочитав «Конька-Горбунка», Пушкин заявил, что теперь может оставить сказочный жанр; в наше время некоторые филологи делают неубедительные попытки приписать сказку Ершова самому Пушкину.

  • Городок в табакерке

    Владимир Одоевский1834

    Фантасмагорическая сказка, в которой мальчик Миша попадает в общество мальчиков-колокольчиков и дядек-молоточков, живущих в музыкальной табакерке. Фантазия в духе Свифта и Гофмана получает здесь рациональное объяснение и замечательно оправдана особенностями детской психологии. Ещё приятнее, что мальчика, который ослушался отца, не наказывают, а хвалят за любознательность.

  • Вий

    Николай Гоголь1835

    Самое фантастическое произведение Гоголя, благодатнейший материал для кинематографического хоррора. Трое бурсаков забредают в гости к ведьме, у которой есть и другое воплощение — прекрасная панночка; главный герой Хома Брут оказывается втянут в смертельное приключение, от которого невозможно отказаться. Эротический подтекст уравновешен здесь исключительным натурализмом нечисти, ужасом перед потусторонним, который, кажется, сочится из текста.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera