Новая чувствительность

Сентименталисты, и в первую очередь Карамзин, открывают для русской литературы мир чувств, простых эмоций и переживаний. Язык чувства объединяет все народы и сословия: и русский человек способен погрузиться в английский сплин, и крестьянки любить умеют. Стремление передать естественность чувств создаёт новую интонацию и стиль: выясняется, что литература может быть не только строгой системой жанров, которые служат возвеличиванию, осмеянию или нравоучению, но и занимательным светским разговором. Этому способствует и открытие новых форм: романы-путешествия Карамзина и Вельтмана явно наследуют Стерну — самому весёлому из сентименталистов и одному из главных новаторов в мировой литературе. Ещё одно важнейшее зарубежное влияние этого времени — проза Руссо.

  • Путешествие из Петербурга в Москву

    Александр Радищев1789

    Хроника путешествия «в глубь России». Автор разговаривает с попутчиками и случайными встречными — и поражается открывающейся картине: законы и обычаи дурны, нравы испорчены, власть жестока и несправедлива. Самая новаторская (не только в литературном, но и в социально-политическом отношении) мысль «Путешествия» — в том, что «простой народ» тоже заслуживает гуманного обращения, а крепостное право противно человеческой природе. Екатерина II оценила это открытие, запретив роман и сослав автора в Илимский острог.

  • Письма русского путешественника

    Николай Карамзин1791 1792

    Заметки о путешествии по Европе: молодой писатель рассказывает о местных нравах, поражается красотам природы, посещает комнату Вольтера и наносит визит Канту. Автор как будто ведёт с читателем светскую беседу, где важны живость чувств и умение рассказать интересную историю. Карамзин внимателен к «зарубежному опыту», подмечает обычаи, которые хотелось бы перенять, и не забывает о том, чтобы «себя показать», он не только представляет Европу России, но и наоборот, — именно так начинается традиция просвещённого русского космополитизма.

  • Бедная Лиза

    Николай Карамзин1792

    История нежной поселянки, соблазнённой и покинутой богатым дворянином. Карамзин впервые в русской литературе говорит об универсальности чувств: страдать и стремиться к счастью могут не только благородные сословия — «и крестьянки любить умеют». Особенно действует на читателей трагический финал: пруд рядом с Симоновым монастырём, где утопилась героиня, становится местом паломничества чувствительных натур.

  • Странник

    Александр Вельтман1832

    Записки о путешествии по Бессарабии — то ли реальном, то ли воображаемом — во время русско-турецкой кампании 1828–1829 годов. Офицер, а в будущем высокопоставленный чиновник Вельтман в первом романе не сдерживает себя литературными условностями: то перебивает рассказ патологически подробными описаниями, то переходит на язык статистического отчёта, вдруг начинает писать в стихах, увлекается побочными рассуждениями, правит и комментирует текст на ходу, а в финале обрывает роман на полуслове. «Странник» — один из редких русских романов в духе Стерна: задел на будущее, показывающий, что сентименталистский юмор тоже прекрасно приживается на русской почве.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera