Пушкин: реализм и интроспекция

Эволюция, пройденная Пушкиным за очень короткое время, невероятна: пока современники продолжают спорить о Байроне и Вальтере Скотте, он в одиночку выводит литературу на новый уровень. И его поздние стихи, и проза — от «Повестей Белкина» до «Капитанской дочки» — образцы ясности; хотя Лев Толстой позднее скажет, что повести Пушкина «голы как-то», пушкинское умение сказать очень много в небольшом тексте остаётся эталоном для множества будущих прозаиков. Пушкин работает и с бытовым анекдотом («Барышня-крестьянка»), и с чувствительной драмой («Метель»), и с готической традицией («Пиковая дама»). В «Евгении Онегине» ему удаётся показать всю обстановку современной ему России, от деревни до светского салона; в «Маленьких трагедиях» он занят глубокими психологическими наблюдениями, предвосхищающими Толстого и Достоевского.

  • Повести Белкина

    Александр Пушкин1830

    Псевдоним Иван Петрович Белкин — никого не обманывающий литературный приём. Дебют Пушкина в прозе — смотр возможностей русской прозы вообще и их развитие, от сентиментальной развязки «Метели» до пародии на готические ужасы в «Гробовщике», от лёгкой интриги «Барышни-крестьянки» до трагедии простого и всеми оставленного человека в «Станционном смотрителе». Из сюжетов повестей Белкина (о которых Лев Толстой отозвался: «Повести Пушкина голы как-то») выросли многие важнейшие мифологемы классической русской литературы: «Станционный смотритель» начинает генеалогию «маленьких людей», а «Выстрел» отзовётся не только в литературных дуэлях, но и в дуэлях литераторов.

  • Маленькие трагедии

    Александр Пушкин1830

    Пушкин придумывает новаторский в театральном контексте жанр и в который раз создаёт из второстепенных по большей части сюжетов, заимствованных у европейских авторов, вершинные произведения. Действие «Маленьких трагедий» чрезвычайно энергично: движение «Скупого рыцаря» и «Моцарта и Сальери» зависит в основном от монологов (вполне шекспировской силы), в небольшом тексте «Каменного гостя» умещается и развивается классический сюжет Тирсо де Молины и Мольера, а «Пир во время чумы» построен на контрасте — разгула и горя, весёлых песен и патетического пятистопного ямба. Те явления, о которых размышляют «Маленькие трагедии» — скупость отца, зависть коллег, безрассудная страсть, — были известны Пушкину не понаслышке.

  • Евгений Онегин

    Александр Пушкин1823 1831

    Классическая история любви и важнейший документ эпохи, первый и уникальный для XIX века пример романа в стихах и специально придуманная для него строфа, многочисленные отступления на самые разные темы («роман требует болтовни», по словам Пушкина) и тайна зашифрованной десятой главы. Герою романа — блестящему столичному франту Онегину — кажется, что он многое видел, многое знает, оттого в свои 26 лет он по-байроновски высокомерен и разочарован. Пушкин помещает его в обстановку провинциальной усадьбы (где такая поза выглядит неуместно и даже саморазоблачительно), сводит с восторженным молодым поэтом Ленским (дружба окажется для юноши роковой) и чистой, задумчивой, способной на глубокое чувство Татьяной Лариной — настоящей русской женщиной, которую многие критики считали действительной героиней пушкинского романа. Любовь Онегина и Татьяны, разнесённая во времени, современниками считывалась как новшество; откровенное письмо Татьяны к Онегину было по тем временам возмутительной дерзостью. Сегодня кажется, что сюжет «Онегина» был всегда: в России он стал своеобразным архетипом романтических отношений.

    Подробнее о книге
  • Медный всадник

    Александр Пушкин1833

    Самая сложная по внутреннему устройству поэма Пушкина: торжественный любовный гимн Санкт-Петербургу и в то же время — описание его катастрофы. Сюжет описывает наводнение 1824 года (самое разрушительное в истории города) почти как битву титанов: Пётр I к вящей своей славе покоряет не только «надменного соседа», но и самую стихию. Славу его пытается омрачить пресловутый «маленький человек» с излюбленным автором именем Евгений, который грозит кулаком «чудотворному строителю» и падает жертвой собственной дерзости. «Медный всадник» — едва ли не вершина звукописи в русской поэзии XIX века.

    Подробнее о книге
  • Капитанская дочка

    Александр Пушкин1836

    Единственный законченный роман Пушкина — образец классически ясной прозы и одно из самых глубоких высказываний о русской истории. История любви молодого дворянина Петра Гринёва к дочери его начальника Маше Мироновой разворачивается на фоне восстания Емельяна Пугачёва; по сути, перед нами одновременно роман воспитания (недоросль в начале романа, Гринёв в дальнейшем нигде не оступается, не роняет чести, которую заповедано беречь смолоду) и портрет исторической личности, на которую автор смотрит с ужасом и восхищением.

    Подробнее о книге

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera